Россия – не помойка!

Мусорная реформа может стать для народа последней каплей

Мусорная реформа может стать для народа последней каплей. фото: Пётр Кассин/Коммерсантъ

Новые правила вывоза мусора, вступившие в силу 1 января в большинстве регионов страны, уже успели наделать немало шума. Люди недовольны тем, что платить приходится в разы больше, чем раньше, но при этом совершенно непонятно за что. Доходит до того, что жители деревень начинают интересоваться, а можно ли им самостоятельно сжигать и закапывать мусор. Оказывается, нельзя.

Но что же делать, если в деревню мусоровозы не приезжают? Для Республики Коми, например, такая картина – обычное дело. А по 115,5 рубля с человека в месяц платить приходится.

Вывоз мусора, с которым не справляются выбранные региональные операторы, в январе этого года стал настолько острой проблемой, что ситуация уже попала под личный контроль Владимира Путина. А это показатель действительно болезненной темы. Из экологических проблем на уровень президента быстро поднимались, пожалуй, только угольная пыль в Находке после звонка мальчика во время «прямой линии» и 30-тысячный антимусорный протест в Архангельской области.

Регионы оказались просто не готовы к проведению мусорной реформы: к середине декабря, когда уже всё должно было быть налажено, тарифы на вывоз мусора утвердили только в 35 субьектах РФ. Остальным пришлось либо спешно согласовывать плату за вывоз ТКО в авральном режиме, либо же вообще входить в новый год без понимания того, сколько люди будут платить. В итоге случаются такие казусы: в Адыгее

21 января глава региона Мурат Кумпилов инициировал проверку обоснованности тарифов на вывоз мусора для сельской местности. Выяснилось, что тарифы сначала утвердили, начав выставлять людям счета, и только потом задумались: а не слишком ли много берут операторы (98,81 рубля с человека в многоквартирных домах на селе и 101,34 рубля с каждого жителя частного дома)?

Мало того, что сами тарифы завышены, так ещё практически в каждом регионе есть проблемы с вывозом мусора. Очевидно, что, прежде чем запускать новый порядок, необходимо было заранее определить функционал регоператоров. А заодно установить ответственность не только их самих, но и региональных властей, которые к такому щепетильному вопросу допустили компании, не имеющие соответствующей подготовки. В итоге теперь все провалы списывают на «трудности переходного периода». Конечно, оправдывать неудачи тем, что просто ещё не все процессы отработаны, очень удобно. Это позволяет власти не признавать свои очевидные недоработки. Однако в итоге складывается крайне опасная ситуация: пока власть прячет в голову в песок, экологическая обстановка продолжает ухудшаться, а напряжение в обществе продолжает нарастать.

В прошлом году недовольство мусорной политикой уже вылилось в череду митингов. Протестовали, в частности, Яро­славская, Владимирская, Тверская, Ивановская, Приморский край, Республика Коми. Не хотят люди жить среди гор мусора! И если ничего не делать, то накал страстей в 2019 году побьёт прошлогодние рекорды, ведь проблема не только в мусорной реформе, но в экологической катастрофе, к которой ведёт страну неразумное обращение с мусором.

Собственно, мусорная тема далеко не единственная. Не меньшая проблема – промышленные сбросы отходов в атмосферу и воду. Челябинск и Красноярск регулярно накрывает смогом от металлургических предприятий, Уссурийск задыхается от коптящих угольных ТЭЦ («кочегарки» вообще особая проблема Дальнего Востока), сибирская тайга гибнет от разливов нефти.

Репортер немецкого журнала Spiegel Клаас Релоциус признался, что на протяжении семи лет он в своих статьях искажал факты и выдумывал истории. Он сообщил, что 14 из 60 его статей были сфабрикованы.

И то, что люди жалуются на постоянное превышение предельно допустимой концентрации вредных веществ в атмосфере промышленных городов, это не проблема какого-то комфорта проживания. Плохая экология ведёт к росту заболеваемости и смертности, в том числе и от онкологии. По данным фонда «Здоровье», в 2017 году в 30 регионах из 85 выросла смертность от рака. В Иркутской области, где работает алюминиевый завод, заболеваемость раком за последние 10 лет выросла с 397 человек на 100 тыс. населения до 474 человек. Естественно, в группе риска – лёгкие, которые вынуждены перерабатывать всё, что выбрасывают в атмосферу.

И не стоит разводить руками, сокрушаясь о том, что отходы – естественный процесс жизнедеятельности человека и ничего с этим поделать нельзя. В Европе же эта проблема как-то решена. Германия, например, начала отказываться от мусорных полигонов ещё в 2015 году, а Швеция уже давно перерабатывает 99% собственных отходов и даже импортирует мусор из других стран. Его переработка даёт шведам вторсырьё для промышленности и тепло для обогрева – в дело идёт всё, ничего просто так не пропадает. Так что забота об экологии – это ещё и двигатель прогресса, стимул для появления новых, более экономичных технологий.

У нас мусорную реформу начали с уничтожения конкуренции на рынке вывоза ТКО, а не со строительства инфраструктуры для уничтожения и переработки мусора. И бесполезно будет пытаться убедить людей, что реформа досконально продумана и скоро всё наладится. Подозреваю, что главным лозунгом нынешнего года станет слоган «Россия – не помойка». Это не политический лозунг, это настроение людей, которые больше не могут мириться с катастрофической ситуацией.

Первая большая акция протеста прошла в стране 3 февраля. Митинги, пикеты, народные сходы – формат был разный. Организаторами были общественные организации, региональные активисты и просто неравнодушные жители. Народ ничего другого не требовал – только возможности жить не в помойке. Похоже, что властям стоит обратить внимание на требования людей. Ведь если сейчас народ был настроен относительно мирно, то уже в самом ближайшем будущем глухота власти может привести к куда более агрессивным методам решения проблем.