В России могут вернуть в законодательство понятие «военная тайна». Об этом сообщают «Известия» со ссылкой на источники в минобороны.

По словам собеседников, под юридическим термином «тайна в области обороны» будут попадать сведения, касающиеся вооружения, комплектования и дислокации войск, а также планов мобилизации (сейчас эта информация относится к государственной тайне). В случае с военной тайной, требования закона будут распространяться только на военнослужащих: те, кто будет допущен к тайне, получит определенные привилегии, а за ее разглашение может получить уголовное наказание.

Источники подчеркнули, что принципиальное решение о введении юридического термина уже принято, и теперь ведется изучение нюансов, которые надо будет учесть при подготовке документов. Кроме того, предстоит определить, какие именно сведения будут считаться военной тайной. Ожидается, что эта работа будет закончена в следующем году. Собеседники указывают, что поправки в закон «О Гостайне» потребовались потому, что он сейчас не в полной мере учитывает армейскую специфику: в вооруженных силах гораздо больше секретной информации, чем в гражданских ведомствах, и не все данные защищены законом.

Напомним, что понятия государственной и военной тайны были разведены во времена СССР. В 1990-е годы от последнего понятия вовсе отказались: часть секретных сведений была отнесена к гостайне, другие сведения перестали быть секретными.

Эксперты подчеркивают, что сейчас закон не запрещает распространять, например, документы с грифом «Конфиденциально», «Для служебного пользования», а также геотеги в соцсетях и информацию о дислокации и внутреннем положении дел в воинских частях во время ведения боевых действий. Формально эти сведения не секретны, но разглашению третьим лицам они не подлежат. Скорее всего, их и может защитить военная тайна.

Генерал КГБ СССР Борис Курдюмов в беседе с «Известиями» поддержал возвращение «Военной тайна», так как, по его словам, число утечек секретной информации в последнее время выросло. «Международная обстановка сейчас напряженная, и нашими секретами интересуются многие страны, — заявил он „Известиям“. — И, к сожалению, утечек много. Часто информация о новом вооружении начинает поступать на Запад сразу после того, как оно попало в части или на испытания. Такого быть не должно».